<< Главная страница

Артур Рей. Западня




- Вот ключи, - нотариус вручил ему кожаный футляр.
- Если у вас ко мне есть еще какие-нибудь вопросы...
Он отрицательно покачал головой, вылез из машины и захлопнул за собой дверцу. Мгновение еще смотрел вслед отъезжающему, а затем вставил ключ в замок.
Он вошел в холл. На дворе уже начинало темнеть, и он зажег свет. Сквозняк захлопнул за ним дверь.
"Итак, я владелец неплохого состояния", - усмехнулся он, снимая потертый плащ.
Открыв ближайшую дверь, в полумраке он увидел расставленные вдоль стен стильные книжные шкафы.
Повернул выключатель.
- Войди, не стой на пороге.
Потрясенный он оглянулся, однако в холле никого не было.
- Не нервничай, мы одни.
В углу кабинета, на столе он заметил громкоговоритель.
- Садись, мы должны поговорить. Жаль, что мы не можем видеть друг друга, хотя...
"Значит, - промелькнуло у него в голове, - это еще не конец маскарада".
Ключи он получил от нотариуса ровно в двадцать минут девятого. Теперь этот громкоговоритель. Перед смертью старик, должно быть, немного свихнулся.
- Когда ты получил известие о моей кончине, - донесся хриплый голос, - с уведомлением, что унаследовал сорок тысяч фунтов, ты, вероятно, был удивлен...
- Вероятно? - фыркнул он. - Я бы меньше удивился, если бы Тауэрский мост рухнул подо мной...
- Однако, если ты хорошо поразмыслишь, то поймешь и придешь к выводу, что это был единственный способ заманить тебя сюда. Деньги всегда застилали тебе глаза. Почуяв их запах, ты, бывает, забываешь об осторожности... Однако, начнем с самого начала... Двадцать лет назад мы с тобой составляли неплохой тандем. Твоя сообразительность и фантазия вместе с моим умом и точностью приносили нам неплохой доход. До сих пор считаю "Дело Пападопулоса" - как называла его пресса - нашим самым большим достижением. "Таймс" этого периода лежит перед тобой на столе.
Он протянул руку за первой с краю газетой. Она была от 12 декабря 1958 года. Под огромным заголовком: "Таинственная смерть греческого миллионера" был помещен снимок покойного.
- Я запер его тогда в звуконепроницаемом контейнере, в котором испытывали новую модель турбореактивного двигателя. Никто не смог разгадать эту тайну. Твои идеи я всегда считал гениальными. В то время, а тем более позже, никто не связал этого с желанием подчинить греческий флот танкеров интересам "Интер Пасифик", который таким образом монополизировал перевоз нефти. Строптивые судовладельцы, которых возглавлял Пападопулос, правильно поняли предупреждение, а мы получили двадцать тысяч фунтов. Ты сам согласишься, что в те годы мы совершали неплохие сделки... Однако, год назад ты потерял мое доверие. В один из августовских вечеров в мои двери постучала полиция. Они знали каждый мой шаг с момента, когда я прибыл в Афины, до момента возвращения в Лондон. Как ты считаешь, кто предоставил им такую подробную информацию? Находясь в Каррингтоне, у меня было много времени, чтобы над этим поразмыслить. Ты испугался, Джон, людей Пападопулоса, которые постоянно принюхивались к этому делу. Ты известил полицию, чтобы отвести от себя подозрения идущих по нашим следам греков. Ты всегда был трусом.
Когда его взгляд упал на календарь, он почувствовал холодный пот на своей спине. На нем была дата - восьмое августа. Год был перечеркнут черным фломастером, а сверху дописано - 1959 год.
- Несколько месяцев назад я был условно освобожден в связи с плохим состоянием здоровья. К счастью, я успел подготовить нашу встречу. Ты знаешь, что я никогда не любил оставлять неоплаченных счетов.
"Это невозможно", - он лихорадочно потер лоб. "Неужели старик намеревался..."
Он вскочил с кресла. Бросил на стол газету. В холле снял плащ с вешалки и повернул ручку входной двери. Из библиотеки донесся смех:
- Ты так скоро хочешь меня покинуть?
Он рванул ручку, но двери не поддались.
- Оставь в покое дверь, - услышал он за спиной. - Жаль твоих усилий. Если присмотришься повнимательней, то сразу поймешь, что их не удастся даже высадить...
Он с трудом проглотил слюну, в горле пересохло. Затем он вбежал в библиотеку, раздвинул тяжелые шторы, закрывающие окна...
- Все окна зарешечены. Если ты выбьешь стекло и попытаешься звать на помощь, то это тоже ничего не даст. Долина Туманов - это безлюдная местность.
Он присел на спинку стоящего поблизости кресла, все сильнее чувствуя охватывающий его страх.
- Как видишь, мы приговорены к обществу друг друга... Хоть и не на долго. Видишь стоящие у окна часы? Они должны показывать сейчас 21.30. Подойди к ним поближе. Видишь? Как раз сдвинулся маятник...
В тишине раздался размерный звук, идущий откуда-то из недр часов.
- Когда стрелки покажут полночь - ты погибнешь!
Он не выдержал. Подбежал к столу, схватил стоящую на нем вазу и разбил ею динамик.
- ...Ты становишься нервным, Джон. Спокойней, у тебя еще 150 минут жизни. На всякий случай я обезопасил себя, помня, что кроме трусости ты имеешь еще несколько отрицательных черт. Однако, на этом советую тебе прекратить рушить и ломать мой дом. Хотя я и сделал тебя формальным наследником, однако до полуночи еще я буду здесь хозяином. Ты знаешь, что я никогда не переносил беспорядка. У нас еще впереди 147 минут. Думаю, Джон, что у тебя будет чем заняться в это время...
"Сейчас", - промелькнуло у него в голове. "Как он меня назвал? Джон?"
- Это какая-то кошмарная ошибка, - воскликнул он оглядываясь вокруг, пытаясь увидеть лицо преследователя.
- Мое имя Стельтер. Дэвид Стельтер. Никакой я не Джон. Ведь он...
- Да, Джон, если бы ты хотел покинуть меня раньше, - в голосе говорящего прозвучала насмешка, - то в ящике стола ты найдешь пистолет. В магазине только один патрон. Тебе, пожалуй, хватит! Если ты, однако, решишься подождать до полуночи... Помнишь, ты мне как-то рассказал историю о том, как сгорел ваш дом... Но тогда тебя смогли спасти... Ровно через 127 минут этот дом тоже сгорит. Я сделал все, чтобы фейерверк достиг преисподней...
Он бросился к окну. После нескольких ударов ставни уступили. Погруженный во мрак сад был заполнен серым туманом. Надрывая горло он стал звать на помощь. Но никто не ответил на его крик.
- Джон, несмотря на все, я хотел бы лежать в могиле с чистой совестью. Поэтому я даю тебе шанс. Из этого дома есть один безопасный выход. Однако, найти его будет непростой задачей. Если ты будешь внимательно слушать все, о чем я буду рассказывать, то, возможно, найдешь разгадку. Хотя я уверен, что победа будет за мной.
Он попытался сосредоточиться, однако это у него не очень получалось. Он понимал лишь одно, что попал в западню, предназначенную для кого-то другого.
Известие о наследстве он принял с недоверием. Однако, когда ему показали завещание, в соответствии с которым основным наследником был его дядюшка Джон... Правда, он умер незадолго до этого, а Дэвид как единственный ближайший наследник...
- Джон! - на этот раз голос донесся из холла. - У нас осталось 102 минуты. Можем начинать?
Дэвид дрожащей рукой вынул из ящика пистолет. Он выглянул осторожно в холл и внимательно огляделся.
- Да, если ты думаешь, что я спрятался от тебя, то подойди ближе к лестнице. В перилах ты увидишь вмонтированный фотоэлемент. Когда начнешь подниматься наверх, включится очередной магнитофон. Конечно, если ты этого не сделаешь, я буду молчать. Однако, я напоминаю, что время будет по-прежнему истекать. А этого ты, пожалуй, не можешь себе позволить.
Действительно, в перилах лестницы он увидел два светящихся глазка. Дэвид неуверенно перекрыл ладонью луч света.
- Хорошо, что ты решился, - на этот раз голос доносился со второго этажа. - Иди наверх, здесь нам будет удобней разговаривать.
Когда Дэвид преодолел последнюю ступеньку, он заметил, что в одной из комнат второго этажа зажегся свет. Двери в ней были приоткрыты.
- Входи.
В спальне никого не было. Он подбежал к окну, но и оно было зарешечено. Дэвид уселся на край кровати, пытаясь разобраться в хаосе своих мыслей.
- Ты узнаешь спальню Марго? - Она обставлена так же, как и двадцать лет назад. Видишь...
Дэвид не слушал дальше. Он вытер о простыню вспотевшие руки. Страх охватывал его все больше и больше. Если действительно из этого дома есть выход и если в словах говорящего кроется разгадка, то он все равно не сможет ее найти.
- ...к сожалению, так и случилось. Допускаю, Джон, что ты уже нашел первую составляющую моей головоломки. Но это только начало. Помни, мы вместе играем в твою жизнь. Я тоже хочу выиграть, даже, возможно, больше чем ты сам.
Дэвиду в голову пришла неожиданная мысль. Он быстро сбежал по лестнице. Через минуту он стоял перед дверью, ведущей в погреб.
"Как он сказал?" - искал он в памяти... "Я сделал все, чтобы фейерверк достиг преисподней?"
Дэвид начал осторожно спускаться. Если он сможет найти заряд, то... В темноте он нащупал выключатель.
- Значит ты все-таки настолько глуп, что пришел сюда? Никогда бы о тебе этого не подумал...
"Значит старик все предвидел?", - он прислонился к стене, заметив вмонтированные в нишу двери фотоэлементы.
- Зная твой ум, я бы мог подумать, что это не ты, Джон, сюда спустился. Однако учитывая твою трусость... Как ты, наверное, заметил, в центре находится стальной куб. Внутри него химическая смесь, которая, соединяясь с кислородом, вызовет необычайный фейерверк. Это произойдет ровно в полночь. Деревянный дом вспыхнет как спичка. Правда, неплохо придумано? Кстати о часовом механизме. Его стрелкам осталось преодолеть всего 27 минут. Это совсем мало, тем более, что ты уже потерял много времени придя сюда. Если хочешь его наверстать ты должен немедленно вернуться наверх. До свидания, Джон, встретимся в комнате прилегающей к спальне Марго.
Дэвид вытер пот, стекающий по его щеке. "Значит это конец?"

Тони отодвинул пишущую машинку, потирая ладонью уставшие глаза. Он затушил догорающий в пепельнице окурок и потянулся, глубоко вздохнув. На сегодня ему было достаточно этой писанины. Он посмотрел на стоящие в углу кабинета часы. Приближалась полночь. Тони встал и перешел в спальню. Он поставил будильник на семь утра и не раздеваясь упал на кровать.
Когда Тони почти засыпал, до него неожиданно донесся стук пишущей машинки. Он зажег ночник. Некоторое время прислушивался. Без сомнения, кто-то нервно ударял по клавишам его "Томпсона". Он встал. В этот момент часы начали медленно отбивать первые из двенадцати ударов. Тони осторожно прошел через прихожую и остановился в приоткрытых дверях кабинета. В свете горящей на столе лампы он увидел мужчину, который торопливо стучал по клавишам пишущей машинки.
- Эй! - воскликнул он, делая шаг вперед. - Что вы делаете в моем доме? Ведь...
Он не успел закончить фразу.
- Ты, чертов щелкопер, - воскликнул незнакомец. - Ты все испортил... Ты даже не дашь мне закончить за тебя лучшую из твоих повестей.
Он направил на Тони пистолет и выстрелил. Потом отбросил оружие, ища на клавиатуре точку, которая закончила бы написанное им предложение, но часы как раз замолчали после двенадцатого удара.

На следующий день "Таймс" сообщала:
"Вчера, во время пожара в собственном доме трагически погиб известный автор детективных романов Энтони К. При осмотре места происшествия, был найден труп еще одного мужчины, опознать которого не удалось".


Артур Рей. Западня


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация